• Мы в соц сетях:

Тартария
07 Apr 2018г.

Откуда есть пошла земля русская? Из Хабаровского края!

admin


Наконец то мне удалось разгадать несколько загадок, оставленных нам Марко Поло в своей «Книге о разнообразии мира».   Прочесть об этом можно здесь...
Но как это часто бывает, поток ответов на вопросы не иссякает даже после того, как, казалось бы, тема закрыта. Удивительно, но всё лежит буквально на поверхности, и я не перестаю диву даваться насколько же близоруки наши ортодоксальные историки. Хотя… В данном случае, политический заказ на переписывание истории, виден даже невооружённым глазом. Начнём с описания внешности Великого Хама Хубилая.


Так его изображают во всех учебниках… А на самом деле? Ответ никто даже не скрывает. Читаем воспоминания того, кто был лично знаком с Хубилаем:


Читаем главу LXXXII:


Здесь описывается, каков великий хан с виду.


Великий государь царей Кублай-хан с виду вот каков: роста хорошего, не мал и не велик, среднего роста; толст в меру и сложен хорошо; лицом бел и как роза румян глаза черные, славные, и нос хорош, как следует. Законных жен у него четыре, и старший сын от них станет по смерти великого хана царствовать в империи; называются они императрицами и каждая по-своему; у каждой свой двор, и у каждой по триста красивых, славных девок. Слуг у них много, евнухов и всяких других, и служанок; у каждой жены при дворе до десяти тысяч человек...


И Что? Как это понимать? Ясно же сказано: — « лицом бел и как роза румян; глаза черные, славные, и нос хорош, как следует». Подходит ли это под описание монголо-китайца? Нет конечно, потому, что Хубилай не был ни монголом, ни китайцем, и даже татарином он не был. Великий Хам Хубилай был Царём всех царей Великой Тартарии, или императором, как его называл сам Марко Поло.



Иллюстрация из книги Марко Поло. Вот Великий Хан Хубилай. Потомок Великого Хана Чингиса в шестом поколении. Похож на монгола?


Теперь понятно, что если даже упоминание о существовании такой страны было более ста лет под запретом, историкам пришлось срочно искать новые объяснения о том, кто такой был Хубилай, где он жил, и кем правил. Ничего более умного не придумали и поместили его в Китай. Обозвали Великого Хана монголом, и соответственно портрет подогнали под эту версию. Сложнее с географией. Официальные историки по сей день не определились с тем, где же именно путешествовали братья Николай и Матвей Поло, с сыном Николая Марком. Ничтоже сумняшеся, голословно, словно подкинув в воздух монетку, мракобесы от науки «назначили» современный Пекин столицей Хубилая Камбалу (Ханбалык). Но к чему такие сложности? Вот же на карте Камбалу!


Идентифицировать Пекин с каким-либо из городов на карте — крайне сложно. Возможно в то время он носил иное имя, был маленькой деревней, либо не существовал вовсе. Но так или иначе, между Камбалу и современным Пекином никак не менее одной тысячи(!!!) километров.

Теперь посмотрим где же находятся на самом деле мифические Камул и Тангут.

Ортодоксальные историки пытаются нас убедить в том, что папская разведгруппа под командованием старшего разведчика Николая Поло побывала в Хами город и оазис на северо-восточной окраине Гашуньской Гоби, в юго-западном предгорье хребта Карлыктаг, ныне китайская провинция Синьцзян), но это на их совести. Смотрим карту, и читаем донесение младшего разведчика Марка. Читаем главуLIX: Здесь описывается Камул Городов и замков тут много, а главный город зовется Камулом. Страна эта между двух степей; с одной стороны – большая, с другой – поменьшемракобесы считают, что это — «Большая степь», «великая пустыня Лоб», как она называется в некоторых текстах, – это Гашуньская Гоби; «степь поменьше» – неопределенный пустынно-степной участок к северу, северо-востоку или востоку от хребта Карлыктаг – моё прим.), в три дня пути. Жители – идолопоклонники и говорят особенным языком; живут земледелием; еды и питья у них обилие; хлеб продают прохожим странникам. Народ веселый, то и дело что играют на инструментах, поют, пляшут да ублажают свою плоть.Гостям-иноземцам всегда очень рады; женам приказывают исполнять все желания иноземца; сами уйдут по своим делам и дня два-три домой не приходят, а гость там что пожелает, то и делает с женою; спит с нею как бы со своею женою; поживает в свое удовольствие. И в этом городе и в этой области жены любятся так, а мужья не стыдятся. Жены и красивы, и веселы, и любят потешиться.так ведь и у современных якутов этот обычай до сих пор сохранился в глухих улусах — моё прим.)Случилось, когда еще царствовал Мангу-хан царь, узнал он, как в Камуле отдают жен иноземцам, и приказал он, чтобы никто не смел под страхом наказания принимать к себе в гости иноземцев. Узнали в Камуле тот приказ и очень огорчились, собрались на совет и вот что порешили: взяли большие подарки, понесли их к Мангу-хану и стали его просить, чтобы позволил им жить, как деды завещали, а деды им говорили, что боги их любят за то, что иноземцам они отдают и жен, и всякое доброе, и хлеба у них оттого много, и всякий труд спорится. Услышал это Мангу-хан и сказал: хотите срамиться, так живите по-своему, и согласился, чтобы жили они по-своему. И держались они всегда этого обычая, и поныне держатся". Теперь ознакомимся с описанием Тангута, который традиционные историки помещают в северный Тибет. Якобы эту провинцию уничтожил ещё Хам Чингис. Что же… Читаем главу LVIII Здесь описывается Тангут Как проедешь тридцать дней по той степи, о которой я говорил, тут город великого хана Сасион возможно имеется в виду Суссуир — моё прим.) Страна зовется Тангутом; народ молится идолам, есть и христиане-несториане, и сарацины. У идолопоклонников свой собственный язык. Город между северо-востоком и востоком.


<span style="font-family: 'Times New Roman', serif;"><span style="color: #000000;">Народ здешний не торговый, хлебопашеством занимается. Много у них аббатств и много монастырей, и во всех множество разных идолов; народ приносит им большие жертвы и всячески их чествует. У кого дети, тот, знайте, откармливает барана в честь идола; в конце года или в праздник идола тот, кто выкормил барана, ведет его вместе с детьми к идолам, и там они все поклоняются идолам; барана после того жарят и, изжарив, несут с великим почетом к идолу; баран стоит перед идолом, пока они справляют службу и читают молитвы о спасении сынов; идол, говорят они, ест мясо. Кончат службы и молитвы, возьмут то мясо, что было перед идолом, и понесут его домой или куда захотят; созовут родичей и чинно и торжественно едят мясо, а как поедят, кости соберут хорошенько в ящик.</span></span>


Тела мертвых идолопоклонников всюду сжигают; скажу вам еще, когда мертвого несут из дома туда, где его станут сжигать, по дороге родные его строят деревянный дом, покрывают тот дом шелковыми и золотыми тканями, перед ним, когда проходят, останавливаются и вдоволь преподносят тут вина и пищи мертвецу; а делают это, говорят, для того, чтобы и на том свете мертвецу был такой же почет; а когда принесут его туда, где сжигают, вырезывают родичи из бумаги людей, коней, верблюдов и монеты в безан (скорее всего речь идёт я РЕЗАНЕ — мелкой монете, одной четверти серебряного дирхема — моё прим.);


все это тут же сжигается, и говорят, что на том свете у покойника рабов, скота, овец будет столько же, сколько они сожгли бумажных. Скажу вам еще, когда несут сжигать покойника, перед ним играют на всевозможных инструментах.


И вот еще что, как помрет идолопоклонник, призывают астролога (всё становится ясным, если учесть, что «астрологом» Поло назвал шамана — моё прим.)и рассказывают ему, где и когда покойник родился, в какой месяц, день и час, а тот выслушивает все это, начинает дьявольскую ворожбу и, погадав, говорит, в какой день покойника следует сжигать. Иной раз покойника не сжигают целую неделю, а то месяц и шесть месяцев; и во все это время держат его в доме, и, прежде нежели колдун не скажет им, что можно сжигать, родные ни за что не сожгут.


Пока покойник в доме, перед тем как его сжигать, держат его так: кладут его в ящик из досок толщиною в ладонь, прочно сколоченный и хорошо расписанный, а чтобы в доме от тела не воняло, сверху прикроют его тканями, надушенными камфорой и другими пряностями. (Именно такое погребение раскопали французские археологи в Якутии в начале «нулевых» годов нашего столетия, где обнаружили тело девушки, одетой в ШЁЛКОВЫЕ бельё и чулки. Объяснение, как вы догадались такое: — у китайцев купили. Моё прим.)


Да вот еще что: родные покойника из того же дома во все дни, пока он в доме, кормят его; приносят питье и еду, точно как бы живому, ставят перед ящиком, где тело, и оставляют до тех пор, пока мертвец, как они думают, не наестся. Душа его, говорят они, принимает пищу. И держат его так вплоть до того дня, пока не сожгут. Делают они и вот еще что: знахари иной раз говорят родным, что выносить покойника в двери почему-либо нехорошо, тогда родные выносят покойника в другие двери, а часто, чтобы вытащить покойника, разламывают стену. Так вот, как я описал, сжигают покойников все идолопоклонники в свете".


<span style="font-family: 'Times New Roman', serif;">А теперь самое неожиданное... Оказалось, что и Камул, и Тангут, запросто идентифицируются на современной карте, так же как и легендарный Камбалу. Смотрите сами, и вы убедитесь в том, что это не бред воспалённой фантазии.</span>


Это кажется невероятным, но у меня не осталось никаких сомнений. Несмотря на всю фантастичность версии, настаиваю на том, что это подлинное открытие. Современный якутский ПГТ Хандыга на берегу Алдана это и есть легендарный Камул, о чём даже созвучное название свидетельствует.



А Тангут — не что иное как Томтор! Тот самый куда мы ездили на рыбалку в юности, когда я ещё жил на Колыме. Да и вообще, получается, что народ Тангуты это и есть Якуты!





Тогда что же получается? На восток от Тамтора (Тангута) должна находиться Аркагала, а если проверить? Вот в этот момент у меня дыхание прекратилось, и глаза на лоб полезли… Есть она родная. Есть именно там где и ныне лежит в руинах заброшенный шахтёрский посёлок Аркагала.


Вот же она, только раньше она называлась Егригала!!!



А мой родной Кадыкчан нходится аккурат посредине между Аркагалой и Мяунджей.


Тогда у нас есть возможность идентифицировать и Тендук! Один из крупнейших городов Великой Тартарии. Вот где он находился раньше! Это река Омулёвка, где происходит действие фильма «Территория» который с таким успехом (на мой взгляд вполне заслуженно) прошёл недавно во всех кинотеатрах России.


Ныне это совершенно безлюдное место на Колыме, где нет ни дорого, ни посёлков. Но здесь невероятно красиво! Вот несколько фото, сделанных в 2010г. Александром Мекхедой:







Звучит слишком невероятно для того, чтобы быть правдой. Тем более, кто-то попытается меня упрекнуть в непредвзятости, поскольку я сам из этих мест родом, и гипотетически у меня есть мотив для того, чтоб «высосать» сенсацию из пальца. Однако… Всё легко проверяется. Смотрим теперь на современное побережье Охотского моря, и самый злобный критик согласиться, что хоть крупица истины в том, что мне открылось, существует.



Пунктиром я обозначил сухие ныне русла притоков реки Охота. На карте 1590 года они полноводные, потому то Камбалу и был морским портом, хот и находился достаточно далеко от побережья. Сейчас Охота сильно обмелела, но эти сухие русла по прежнему существуют. Они очень хорошо прорисованы на современной карте, и благодаря им, мне удалось установить точное местонахождение легендарной Столицы Великой Тартарии Камбалу. Сравните теперь эту карту со следующим фрагментом.


Остались сомнения?


А теперь, давайте разберёмся со значением слова «камикадзе». Не пугайтесь. Сейчас вы поймёте, какая тут связь.


В предыдущей статье о Хубилае я оставил без подробного описания один из его морских походов, потому, что не смог сразу правильно интерпретировать это событие. Пелена спала с глаз, когда в документальном фильме о морской авиации разных стран — участниц Второй Мировой Войны, заговорили о японских «одноразовых» пилотах.


Комментатор буднично так напомнил про «монгольский флот», который пытался завоевать Японию в тринадцатом веке, но тут налетел ураган, и разметал корабли захватчиков, и тем самым спас японов от монголов. Этот ветер и назвали «камикадзе», т.е. «ветер богов». «Монгольский флот» даже звучит дико. Примерно как «негр хоккеист». За то теперь всё сложилось.


Вот цитата Марка Поло:


ГЛАВА CLIX


«Здесь описывается остров Чипингу

Остров Чипунгу – на востоке, в открытом море; до него от материка тысяча пятьсот миль


У меня нет сомнений в том, что Чиппингу это сейчас Хоккайдо. Ясно даже из написания этих двух слов, что это одно, только в разной транскрипции, где неразборчиво написаны две буквы в середине слова: — СH o PP(KK) I g O.



Современная карта, как видим, почти полносьтю несоответсвтвует средневековой. Хоккайдо не на своём месте, а Сахалина вообще раньше не было.


Очертания Амура и по сей день угадываются. Я дорисовал штрихами прприблизительно один из рукавов Амура, каким он мог быть несколько сотен лет назад, когда уровень океана был выше, чем сейчас. К огромному сожалению, инструментов для точной работы не осталось. Сервис www.floodmap.net/ с некоторых пор, стал недоступен. Так что… Наглазок!




А так это место могло выглядеть с воздушного шара раньше.


Но вернёмся к автору...


»Остров очень велик: жители белы, красивы и учтивы; они идолопоклонники, независимы, никому не подчиняются. Золота, скажу вам, у них великое обилие: чрезвычайно много его тут, и не вывозят его отсюда; с материка ни купцы, да и никто не приходит сюда, оттого-то золота у них, как я вам говорил, очень много.


Опишу вам теперь диковинный дворец здешнего царя.


Сказать по правде, дворец здесь большой и крыт чистым золотом так же точно, как у нас свинцом крыты дома и церкви. Стоит это дорого – и не счесть! Полы в покоях, а их тут много, покрыты также чистым золотом пальца два в толщину; и все во дворце, и залы, и окна покрыты золотыми украшениями.


Дворец этот, скажу вам,– безмерное богатство, и диво будет, если кто скажет, чего он стоит.
Жемчугу тут обилие; он розовый и очень красив, круглый, крупный; дорог он так же, как и белый. Есть у них и другие драгоценные камни. Богатый остров, и не перечесть его богатства.
Когда великому хану Кублаю, что теперь царствует, порассказали об этих богатствах, из-за них захотел он завладеть этим островом. Послал он сюда двух князей со множеством судов, с конным и пешим войском. Одного князя звали Абатан, а другого – Вонсаничин были они и разумны, и храбры. Что же вам сказать?


Вышли они из Зайтона и Кинсая,

Где Зайтон, не нашёл, а вот с Кинсаем, немного проще:


пустились в море, доплыли до острова и высадились на берег. Захватили они много равнин да деревень, а городов и замков не успели еще взять, как случилось с ними вот какое несчастье; зависть была промеж них, и один другому не хотел помогать; подул раз сильный ветер с севера, и стала тут говорить рать, что следует уходить, не то все суда разобьются; сели на суда и вышли в море; не проплыли и четырех миль, как прибило их к небольшому острову; кто успел высадиться, спасся, а другие погибли тут же.


Высадилось на остров около тридцати тысяч человек, да и те думали, что погибли, и очень тосковали; сами уйти не могут, а уцелевшие суда уходят на родину. И плыли те суда до тех пор, пока не вернулись к себе."


Вот так то! Шёлк бумага не единственные вещи, которые были повседневны ещё в Великой Тартарии. Регулярная армия тоже не Петром Первым создавалась.  Морской флот не в пруду под Воронежем строился, а столица у нас была не в Москве, не в Киеве, и уж тем — более, не в Петербурге. Столица Великой Тартарии, правоприемницей которой стали в последствии, Российская Империя а затем СССР, и Российская Федерация, находилась на территории нынешнего Хабаровского края, выше по течению от устья реки Охоты.


Источник